Исаакиевский собор — храм Зевса Олимпийского.

Историю надо изучать, даже ту, что нам дают официально, только в процессе изучения надо помнить что та фальшивая версия развития мира, которая выдаётся нам, является, мягко говоря, полным враньём. Благодаря Интернету в наше время становятся доступными некоторые летописи и книги, случайно уцелевшие во время тотального уничтожения исторических документов в 18-19 веках, а серьёзное отношение к фактам давно ушедших дней позволяет понять, что не всё в нашей истории было так, как показывают фильмы и представляют официальные учебники. От нас не просто пытаются скрыть что-то очень важное — нам нагло врут всю жизнь. Искажено абсолютно всё! Ярким примером является история Питера, а рассмотрим пока только историю знаменитого Исаакиевского собора.

Официальная история строительства Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге вызывает очень много вопросов. «Бумажные» сведения противоречат как самим себе, так и сохранившимся изображениям.
Первая Исаакиевская церковь была построена при Петре I в 1710 году. Располагалась она «на лугу против ворот Адмиралтейской верфи». По сведениям одних авторов церковь была новая и сооружалась в честь Петра I. Поскольку день рождения царя совпадал с днем празднования «памяти» легендарного византийского монаха Исаакия Далматского, ее назвали Исаакиевской. По другим источникам под церковь во имя преподобного Исаакия Далматского была приспособлена бывшая чертежная (деревянный сарай) адмиралтейской верфи.
Сохранилось изображение этой церкви, сделанное О. Монферраном (?!), строителем последнего по счету Исаакиевского собора. Православные кресты на здании, отсутствует положенный по православным канонам вход с запада. Католик Монферран, видимо, не знал канонов «православной» архитектуры (да и были ли они четко сформулированы во времена Петра I?) и изобразил «неправильную» церковь.СПб. Первая деревянная Исаакиевская церковь. 1710 год. Литография с рис. О.Монферрана.

В 1717 году церковь сгорела. 6 августа того же года Петр I «лично» заложил первый камень в основание новой церкви. Строилась она по проекту немецкого архитектора Г.-И. Маттарнови, после смерти которого в 1721 году строительство продолжил швейцарский архитектор Н. Ф. Гербель (умер в 1724 году). Строительство было закончено в 1727 году Я. Неупокоевым. Количество строителей породило разнообразие видов церкви, что и отражено на рисунках. Внешним видом она немного походила на Петропавловский собор. Летом 1735 года в церкви произошел пожар. Спустя несколько лет было принято решение о разборке здания. Этот факт не помешал некоторым художникам изображать несуществующую церковь даже в 1750-е годы.

Долгие годы об утраченной церкви не вспоминали. Только в 1762 году Екатерина II решила «воссоздать» Исаакиевскую церковь. Проект был поручен итальянцу А. Ринальди (1710-1794). Для постройки собора было выбрано новое место. Так должна была выглядеть новая церковь. Возведение Исаакиевской церкви во времена императрицы Екатерины II. Проект архитектора А. Ринальди.

Здание было построено только до карниза. По непонятным причинам, прервав работу, А. Ринальди в 1784 году вернулся в Рим. После смерти Екатерины II дело строительства собора продолжил Павел I. О судьбе собора в 1884-1796 годах сведений не имеется. Завершить работу было поручено также итальянцу — В. Бренна (1745-1820).

Только при Александре I в 1802 году «собор-гибрид» был открыт. Вероятно, он существовал только в «бумажной» версии, иначе невозможно объяснить, почему шведский художник Б. Патерсен (якобы живший много лет в СПб) в 1803 году изобразил обе версии Исаакиевской церкви:

В 1809 году (спустя всего лишь 7 лет после открытия предыдущего собора!) был объявлен конкурс на создание проекта перестройки здания. Строительство четвертого (современного) Исаакиевского собора было предпринято под предлогом «несоответствия собора парадному облику центральной части Петербурга». В надуманности этого предлога нетрудно убедиться, посмотрев официальные даты строительства зданий. Как выглядел центр города в 1809 году? В это время, согласно официальным датировкам, в центре города строились:

Казанский собор (1801-1811),
Биржа и Ростральные колонны (1805-1810),
Горный институт (1806-1811),
Адмиралтейство (1806-1823).

Отсутствовали (были построены или перестроены позже):

павильоны Аничковского дворца (1816-1818),
дом А. Я. Лобанова-Ростовского (1817-1820),
казармы Павловского полка (1817-1821),
Конюшенное ведомство (1817-1823),
Михайловский дворец (1819-1825),
Главный штаб (1819-1829),
дом Н. П. Румянцева (1826-1827),
Северный пакгауз Биржи (1826-1832),
Троицкий (Измайловский) собор (1827-1835),
Александринский театр (1828-1832),
ансамбль Театральной улицы (1828-1834),
корпус Росси Публичной библиотеки (1828-1834),
Таможня (1829-1832),
современные здания Сената и Синода (1829-1834),
Александрийский столп (1829-1834),
лютеранская церковь св. Петра (1832-1838),
Голландская церковь (1834-1839),
штаб Гвардейского корпуса (1837-1843),
Мариинский дворец (1839-1844),
Новый Эрмитаж (1839-1852)
и другие, примечательные с архитектурной точки зрения, здания.

По официальный данным современный Исаакиевский собор строился 40 лет (1818-1858).  «Новый» собор отличается от реального не только размером и формой колоколен, но и отсутствием западного портика (южная и восточная стороны собора на литографии не видны). Впечатляет также дата изготовления литографии — 1820-е годы. Что же изобразил Г. Треттер? Он умудрился «увидеть» нижегородский Спасский собор (построенный все тем же плодовитым Монферраном в 1818-1822 годах) в Северной столице! Литография неизвестного автора дублирует «промах» Г. Треттера, а братья Диоскуры перед входом в Конногвардейский манеж почему-то еще не вызывают раздражения у духовенства: Вид Исаакиевской площади от Сената.
Фантастическая литография «нового плана», созданная после «восстания декабристов», замечательна наличием каналов вокруг Адмиралтейства и вдоль Конногвардейского бульвара, отсутствием дома А. Я. Лобанова-Ростовского («дом со львами»), построенного в 1820 году. В 1826 году неизвестный автор еще не знал, что Монферран уже «возводит» новый собор. Общий вид Санкт-Петербурга с окрестностями с высоты птичьего полета.

Общий вид Санкт-Петербурга с окрестностями с высоты птичьего полета. Гравер А. Аперт по рисунку И. Шарлеманя. 1840-е. Фрагмент.

Вид Исаакиевской площади от Сената. Неизвестный автор. Раскрашенная литография. 1820-е гг.

На гравюре А. Аперта изображены круглые колокольни, северный (шестнадцатиколонный) и восточный (восьмиколонный) портики собора одинакового размера. Гравюра также интересна «небольшой деталью» — на ней изображен конный памятник Николаю I, проект которого был утвержден 2 мая 1856 года. Закладка монумента состоялась в 1857 году.

Исаакиевский собор. 1840-е гг.  СПб. Исаакиевский собор. Литограф Ш.-К. Башелье по рисунку И. И. Шарлеманя. 1840г.

На рисунке И. И. Шарлеманя изображена служба в полностью готовом соборе, «освящение» которого состоится только 30 мая 1858 года, в день рождения Петра I.

Не менее противоречива биография главного «строителя» Исаакиевского собора. Все сведения о французском периоде жизни известны только со слов самого Монферрана. Настоящее имя Монферрана, родившегося 23 января 1786 года во французском городе Шайо, Анри Луи Огюст Леже Рикар.

Монферран — прозвище, полученное им от матери и дядей по названию поместья «Монферран» в Оверни. Это объяснение следует из завещания самогó архитектора, написанного в 1835 году. Каким образом домашнее прозвище могло попасть в официальные документы?
В 1806 году он поступает на военную службу конным стрелком и участвует в итальянской кампании. Об этом факте своей биографии Монферран почему-то сообщает в записке послу Франции в России (!) графу де ла Феронэ. После ранения возвращается в Париж, где 1 октября 1806 года поступает в Королевскую специальную школу архитектуры. Любопытный факт — Монферран, «прошедший курс обучения», не получил официального документа об образовании. Спустя почти три года (!), взамен полноценного документа, 1 июня 1816 года он получает «удостоверение», подтверждающее прохождение курса. В «удостоверении», выданном Анри Луи Огюст Леже Рикару, основным именем значится домашнее прозвище!

В 1813 году Монферран, по его собственным словам, был назначен старшим сержантом. Сформировав 1-ю Версальскую роту, он отправляется в наполеоновскую армию под Дрезден. Также с его слов известно, что за сражение при Арно он был награжден орденом Почетного легиона. Однако в наградных документах его имя отсутствует. Военное министерство Франции запретило ему носить орден, тем не менее, на всех изображениях старшего сержанта орден имеется.
В 1814 году Монферран предлагает свои проекты архитектурных сооружений Александру I, во время кратковременного пребывания последнего в Париже. В 1816 году он приезжает в Россию, где и начинается феерический творческий взлет никому не известного француза, не имеющего ни специального образования, ни архитектурного опыта. Прожив 40 лет в России, Монферран так и не смог выучить русский язык — удивительный случай. Не менее удивительно «возведение» памятника в честь победы над его родиной — Александрийского столпа.

Через месяц после освящения собора Монферран умер. Видимо, не случайно в литературе появилась легенда о предсказании смерти архитектора по окончании строительства собора. Вдова похоронила его на одном из парижских кладбищ, но — непостижимый факт! — могила всемирно известного (по уверениям официальных историков) архитектора «затерялась». Это более чем странно при наличии теснейших культурных связей между Францией и Россией.

* * *

Фальсификация истории строительства собора очевидна. Этот храм известен в истории под другими именами: Софийский собор Великого Новгорода (см. Великий Новгород) и храм Зевса в древней Олимпии. Раскопки в современной Олимпии были начаты немецкими археологами только 4 октября 1875 года. Неудивительно, что никаких остатков прославленной статуи Зевса среди многочисленных архитектурных и скульптурных обломков обнаружено не было.
Описание храма Зевса Олимпийского, данное А. А. Нейхардтом, практически полностью совпадает с внешним видом «Исаакиевского» собора:

Местность в Олимпии была сырой и болотистой… — Местность в Городе-на-Неве сырая и болотистая.

На центральной части Альтиса подымался на высоком подножии великолепный многоколонный храм, сделанный весь, включая черепицу крыши, из белого мрамора… Туловище и голова Зевса… были из слоновой кости… Ее теплый желтовато-розовый цвет придавал поразительную жизненность изображению Зевса… — Храм стоит на огромном гранитном цоколе, со всех четырех сторон сооружены широкие ступени. Два главных портика собора, северный и южный (храм ориентирован в соответствии с народной верой по линии север-юг), имеют по 16 колонн (два ряда), восточный и западный — по 8 колонн (один ряд); колоннада — 24 колонны; маленькие колонны украшают колокольни, фонарик и окна. Собор облицован белым мрамором, приобретающим при определенном освещении желтовато-розовый цвет, т. е. цвет «слоновой кости».

На великолепном, богато украшенном троне сидел «царь богов и людей»… — Трон — прямоугольная часть храма, «царь богов и людей» — круглая колонна с золоченым куполом. Богом в России в дохристианское время было небо (см. Чаша Грааля). Купол — архитектурное изображение небесного свода, т. е. верховного бога.

Когда посетитель поднимался по широким ступеням в преддверие храма, ноги его ступали на великолепную мозаику, украшавшую пол… — Подкупольный квадрат пола обрамлен традиционным для города орнаментом «свастика». мозаика пола

Огромные, открытые настежь бронзовые двери вели в зал, который двойным рядом колонн делился на три части… — Площадь каждой из бронзовых дверей собора 42 кв. м; двойной ряд сдвоенных колонн разделяет храм на три части: западную, центральную и восточную.

В глубине храма высилась огромная статуя Зевса, прославленная как одно из чудес света… Статуя занимала едва ли не треть внутреннего помещения храма… — Вид на купол собора снизу вверх из центра храма.

Эту колоссальную статую Фидий изваял в так называемой хрисоэлефантинной технике…

Словарь Брокгауза и Ефрона: Хризоэлефантинные статуи — так назывались у древних греков статуи, сделанные из золота и слоновой кости на глиняной с деревянным каркасом основе и в которых слоновая кость употреблялась для воспроизведения обнаженных частей тела, а золото — для драпировок и других оконечностей. Знаменитейшие статуи этого рода были Паллада работы Фидия, красовавшаяся в афинском Парфеноне, Афродита-Урания, исполненная тем же художником для Элиды, его же Зевс Олимпийский, Гера Поликлета в храме этой богини неподалеку от Аргоса и стоявшая подле нее статуя Гебы, ее дочери — произведение Навклида.
Купол собора состоит из трех сводов: нижний — сферический, средний — конический, наружный — параболический. Все они связаны между собой металлическими конструкциями, пространство между которыми заложено гончарами (около 100 000 тысяч штук) — пустотелыми глиняными горшками конической формы. Нижний свод обшит досками, обит просмоленным войлоком и оштукатурен. Конический купол обит медными листами, окрашенными в голубой (небесный) цвет. Наружный купол покрыт медными позолоченными листами. Главная башня собора (колоннада и аттик) покрыты медными, окрашенными под мрамор листами (цвета слоновой кости).

Слово «Монферран» — образовано от mont (фр.) — гора и fer (фр.) — железо, т. е. железная гора.

Резкое несовпадение дат и событий заставляет серьёзно задуматься – где вымысел, а где правда. Явно противоречащие друг другу факты содержатся в сохранившихся описаниях строительства и содержания Исаакиевского Собора, то есть в государственных документах. Это не просто невинная путаница, это один из многочисленных фактов, доказывающих что настоящая государственная документация России была уничтожена и сфальсифицирована.

Исследования современных Российских специалистов в технических науках привели к выводу о том, что строительство самых величественных зданий и монументов Санкт-Петербурга не могло происходить в 18 или 19 веках, если верить данным историков об уровне развития в то время металлургии, машиностроения, станкостроения, транспортных средств, а также уровню экономического и культурного Развития Российской империи.

Один малоизвестный лишь факт, перечёркивает стройную череду многих лет строительства Исаакиевского Собора. Можно сопоставить два значимых события — открытие Александровской Колонны состоялось в 1834  году. А в 1836 году в Париже выходит в свет : книга об Александровской колонне, — снова Париж! Вот кому уж была интересна история России. В книге на странице 86 есть литография Александровской колонны. На дальнем плане гравюры хорошо прорисован Исаакиевский собор. Но это был 1836 год, а по официальным данным в 1836-м году ещё даже не были установлены верхние колонны. Это вымысел художника-гравировщика, сознательное или искажение главных исторических событий?

Совершим небольшую экскурсию к Исаакиевскому Собору. Если обходить этот собор по кругу, то со стороны Вознесенского проспекта, мы увидим колонны, повреждённые снарядами немецкой артиллерии в годы Великой Отечественной войны. Эти колонны не ремонтировались в Исаакиевском Соборе в 1950-60 годах, хотя  была проведена реставрация, и наличие следов от попадания снарядов в колоннах говорит о том , что мы сейчас не владеем технологиями ремонта монолитных изделий из гранита . Наши возможности по ремонту ограничиваются шпаклёвкой и покраской оштукатуренных стен.

Однако этот Собор примечателен ещё и тем, что в основании некоторых колонн имеются заплаты из гранита. Таких заплат со стороны Вознесенского проспекта — четыре. Если Вы видели, как устанавливают заплаты на асфальт, то Вы можете себе представить процесс установки подобной заплаты в заготовку колонны. Почему мы говорим «в заготовку»? Потому что установить такую ​​заплату возможно только на этапе изготовления колонны, чтобы заместить дефекты, выявленные в ходе обработки цельного куска гранита — будущей колонны.

Такую операцию невозможно проделать вручную. А если судить по массе колонны, по разным источникам от 114 до 117 тонн, чистоте обработки и шлифовки колонны, то можно сделать вполне очевидный вывод о применении машинной технологии. По-другому, т.е. вручную, так обработать колонну невозможно. Во всяком случае, нам пока такие способы и технологи не известны. Инструмент должен быть твёрдосплавным и иметь большую скорость работы относительно изделия, поэтому говорить о паровом или водяном приводе такой машины не приходится.

Теоретически такой объект, как колонна весом несколько десятков тонн, можно сделать вручную, если очень долго и скрупулёзно возиться. Но любое неверное движение резцом царапину оставит глубокую или скол (а сколы — неизбежны), исправить который будет очень сложно, если вообще возможно. А вот повторить за короткое время эту операцию по изготовлению 64 — раза действительно Невозможно.

Многие оппоненты предполагали, что колонны для Питерских Соборов были сделаны по бетонной технологии. Наличие технологических заплат на колоннах и структура материала указывает на то, что использовался именно монолитный материал.

Ну а дальнейшая транспортировка тоже отдельного слова стоит. Готовые колонны доставляли на кораблях, разгружали вручную при помощи ломов и веревок, а дальше перегружали на специально ради этого построенную железную дорогу и подвозили прямо до точки установки. Только историки забывают про массу — каждая колонна весит 64 тонны! Как раз для ручной разгрузки.

В официальных источниках нет упоминания о подъёмных машин при строительстве Исаакиевского собора. Вес колонн верхней колоннады — 64 тонны, а высота колоннады 41 метр. Для сравнения скажу, что это высота 14-го этажа. Если с версией ручной установки нижней колоннады из колонн весом 114-117 тонн ещё можно как-то согласиться (чисто теоретически), то все попытки объяснения ручной сборки верхней колоннады не выдерживают критики. Машин и механизмов, способных поднять такой вес на такую высоту не существует и сейчас. А если судить по массе колонны, чистоте обработки и шлифовки колонны, то можно сделать вполне очевидный вывод о применении машинной технологии. По-другому, т.е. вручную, так обработать колонну невозможно. Во всяком случае, нам пока такие способы и технологи не известны. Но.
1. Со стороны Вознесенского проспекта колонны, повреждённые снарядами немецкой артиллерии в годы Великой Отечественной войны. Эти колонны не ремонтировались, хотя в Исаакиевском Соборе в 1950-60 годах была проведена реставрация, и наличие следов от попадания снарядов в колоннах говорит о том, что мы сейчас не владеем технологиями ремонта монолитных изделий из гранита. Наши возможности по ремонту ограничиваются шпаклёвкой и покраской оштукатуренных стен.
2. А наличие технологических заплат на колоннах и структура материала указывает на то, что использовался именно монолитный материал. Ссылаться на то, что это построили инопланетяне или представители давно погибшей цивилизации (как в случае с Египетскими пирамидами) не приходится, т.к. Исаакиевский Собор построен, по официальной версии истории, менее 150 лет назад, а об этом времени мы якобы знаем практически всё. Вот и получается, что само существование этого здания противоречит официальной версии истории. В общественных зданиях Санкт-Петербурга широко использованы различные колонны, особенно в домах, построенных в 18 и первой половине 19 века. Это здание Главного Штаба, Таврический Дворец, Центральный военно-морской музей, Адмиралтейство, Собор преображения Господня всей гвардии, Дворец Белосельских-Белозерских и Московский вокзал.
Образцом такого строительства является и Казанский Собор.

В нём 96 внешних колонн и более 50 внутренних, т.е. колонны являются очень важной частью всего здания. Внешние колонны из мрамора, внутренние из гранита, вес колонн не упоминается, колонны цельные, это видно по фотографии. Этот храм был построен за 11 лет, с 1800 по 1811 годы. Изготовить 150 идентичных колонн за 11 лет (без учёта строительства) без использования машин и станков невозможно.

Отдельно необходимо рассмотреть Александрийскую колонну. Этот величественный монумент построен за 5 лет в период с 1829 по 1834 годы. Основой монумента является стержень колонны, длиной 23 метра, диаметром в основании 3,5 метра и вверху – 3,15 метра (то есть конус). Масса этого конуса – 600 тонн. Исследуя качество изготовления колонны, её форму и вес, однозначно можно сделать вывод, что без механизмов и машин изготовить её невозможно.

Эту колонну мы не сможем построить даже сейчас, т.к. у нас ещё нет таких технологий. Более того, у нас нет технологий, чтобы добыть такой монолит из карьера, и самое главное – мы не можем просто перевезти его к месту изготовления, а потом – к месту установки!

Далее здание Эрмитажа. Строительство его начато в 1754 году. Согласно официальной версии истории, в этот период времени в России население было по-прежнему тотально безграмотным, промышленность была развита очень слабо. Однако в Эрмитаже тысячи колонн.

Они разных размеров и форм и изготовлены из различных материалов. В конструкции самого здания применяется много подставок под колонны и оголовки, опоры перекрытий, пролёты лестниц и перила, перекрытия и балконы. Само здание было построено за 8 лет. Всё это изготовлено не вручную. Все эти элементы изготавливались на разных заводах, привозились на место и собирались. Построить такое здание за столь короткий срок и с таким потрясающим качеством без применения строительной техники и мощных подъёмных механизмов, невозможно! Чтобы все элементы можно было быстро собирать, они должны были подходить друг к другу без какой бы то ни было доработки, а это говорит о наличии в то время системы стандартизации и сертификации изделий (по типу ГОСТов в Союзе), о высочайшем уровне обрабатывающих технологий (по сравнению с сегодняшним уровнем), о широкой кооперации предприятий в масштабах всего государства. Мало того, чтобы спроектировать и собрать такое здание, нужна соответствующая проектная документация на десятках тысяч листов. Для разработки проектной и технической документации такого объёма и уровня, необходимо привлечь целый проектный институт. А историки нам всё талдычат, что в России почти все были безграмотными в то время! Но ведь изготавливать элементы зданий и собирать их в единое целое должны были люди явно не безграмотные, а с высоким уровнем образования. По-другому построить такое здание, как Эрмитаж, никак невозможно! А способны ли мы сейчас построить такое здание за 8 лет? Ответ однозначный – НЕТ. А за 20 лет? Ответ: Возможно, если мы предварительно разработаем нужные технологии обработки монолитных изделий, построим новые заводы, придумаем новый транспорт и подъёмные механизмы, разработаем систему стандартов и всё остальное. А нас научили, что построили их наши якобы необразованные предки, да ещё и в ручную. А сколько научных работ, диссертаций, книг, томов написано по истории Петербурга и всё это ложь. Не страшно, что все мы, будь-то колхозник или учёный, ребёнок или взрослый просто слепые, не способные думать — зомби, которые верят во всё, что им говорят? При этом думаем, что мы что-то знаем в этом мире, как умники рассуждаем о прошлом, осуждаем зомбированность наших дедов веривших в коммунизм. Но самое страшное это сознание того, что весь мир живёт в тотальной лжи и ни школа, ни университеты не только не дают истинных Знаний, не только не учат думать, наоборот, школа и ВУЗы существуют только для того, что бы отключать логику, скрыть Знания и зомбировать людей. Почему же вот так вдруг, в 19 в. мы перестали строить такие высокотехнологические объекты, потеряли технологии и опустились до примитивного уровня развития?

Вернемся опять к Исаакиевскому Собору:

Внутри Собора можно увидеть еще одну диковинку: малахитовые колонны, поражающие взор величием и красотой.

Середина века считается историками вершиной малахитовой эпохи. В те годы промышленники Демидовы имели в Петербурге свою камнерезную фабрику. Историки пишут, что малахитовые изделия фабрики Демидовых приводили в восторг и удивление всемирную публику, толпами стремившуюся увидеть это чудо … Переход от брошки, которую украшает малахит как драгоценный камень, к колоссальным дверям казался непостижимым: отказывались верить, что эти двери были сделаны из того же самого материала, который привыкли считать драгоценным «. На колонны Исаакиевского собора Демидов поставил все свои запасы малахита и обвалил рынок.« Стоимость камня и его статус резко упали, добыча малахита стала экономически невыгодной и прекратилась. Но уральская легенда объясняет все по своему. хозяйка Медной горы — языческое божество -.. была оскорблена тем, что ее камень пошел на строительство православного Собора и просто обрушила все запасы малахита в недосягаемые недра после колонн Исаакия больше не было таких грандиозных малахитовых изделий » Вот так историки легко переходят от фактов к мистике.

Проверим, есть ли документальные свидетельства того, что Исаакиевский Собор стоял задолго до 1858 года — официального момента окончания строительства.

Документ Первый:

Б. Патерсен. Вид на Исаакиевский мост и Сенатскую площадь со стороны Васильевского острова. 1803 Г. Этот художник видел готовый собор за 55 лет до окончания его строительства.

Документ Второй: Вид на Исаакиевский мост и новый собор. Литография по рисунку показателя Ляпунова Треттера. 1820-е гг.

Документ Третий: Вид Исаакиевской площади от Сената. Неизвестный Автор. Раскрашенная Литография. 1820-е гг.

Документ Четвёртый: Общий вид Санкт-Петербурга с окрестностями с высоты птичьего полета. Гравер А. Аперт по рисунку И. Шарлеманя. 1840-е. Фрагмент.

Документ пятый: Вид Исаакиевской церкви и моста. Литографы Л.-П. Бишебуа, В. В. Адам. 1840-е.

Документ Шестой: М. Н. Воробьев. Исаакиевский собор и памятник Петру. 1844 Г.

Тут мы узнаём, что Екатерина II  в 1844 году, Сделала НАДПИСИ на камне, что это памятник Петру I,  которого, ещё нет. Что опять таки наводит на определённые размышления о правдивости официальной версии строительства Медного Всадника.

Документ седьмой: Литография из альбома Монферрана, Архитектора Исаакиевского Якобы Собора, последняя страница. На дворцовой парад в честь площади открытия Александрийской колонны 30 августа 1834 года. Несмотря на то, что Монферран достоил  Собор только в 1858 году, он изображает его в готовом виде в 1834 году. Удивительное Рядом.

Имеем свидетельств разных людей, включая самого  якобы архитектора о том, что Исаакиевский собор стоял задолго до официальной даты его открытия .

По всей видимости, в 19 веке под руководством Монферрана работы осуществлялись по реконструкции или реставрации древнего храма.

Все эти результаты наблюдений и ИССЛЕДОВАНИЙ не укладываются в те представления, которые нам навязала официальная историческая наука. Большинство учёных- историков строят свои Заключения  на основе версии официальной хронологии, не подозревая, что в основе неё лежат сфальсифицированные документы и представления .

Мегалиты, описанные в энциклопедиях, почему-то находятся везде, только не в России. Тем не менее, мегалитический объект есть в самом Петербурге, это подтверждают историки, перечисляя общие признаки мегалитов во всём мире.
Заготовка под Александровскую Колонну имела бы приблизительный вес около 1000 тонн, полный аналог брошенного блока в Баальбеке. Сама Колонна весит более 600 тонн. Это даёт веские основания причислить исторические сооружения Петербурга — Исаакиевский собор и Александровскую Колонну — к мегалитам прошлого времени. Они выглядят достаточно правдоподобными, если грамотно их интерпретировать, подбирая подходящие факты, то можно сделать описание, не умаляющее величия этих объектов.

Исследования Александра Склярова. «В нашей исследовательской работе по исследованию Эзотерического (то есть «сокрытого») Древнего Наследия, мы не делаем упор ни на выяснение возможных технологий или их точной датировке. Нас интересует сам факт наличия объектов, сам факт наличия которых, противоречит всей современной научной концепции происхождения и развития человечества.

Да, сами по себе эти вопросы: «Как и Когда?» — безусловно, важны для понимания того, что все наши знания, наша убежденность в объективности истории и картины мира в которой мы выросли, — в действительности оказывается под огромным вопросом. Как же так, наши менее развитые предшественники (во всех смыслах, начиная от интеллектуального и заканчивая технологическим) были способны возводить столь сложные конструкции,возведение которых и в наш столь развитый век представляет из себя нечто крайне сложное. …?

Тем не менее, факт — эти сооружения являются частью нашей повседневной реальности …
Но мало кто замечает, и тем более задумывается — КАК же это было возможно сделать в прошлом?

Ведь как нас учили, человечество, в своем цивилизационном развитии, в общепринятой Социальной Модели — является результатом движения от «простого к сложному».
Хорошо, допустим такое мнение. В таком случае — адекватен вопрос: как, но главное ЗАЧЕМ наши предки возводили столь сложные сооружения, которые мы при всём имеющемся технологическом прогрессе становимся способными воспроизвести лишь сейчас и то лишь отчасти… ???
В этом должен был быть какой-то смысл. И это главный вопрос, который обходит не только официальная, но и альтернативная социальная наука и исследователи.

Это тот вопрос, который позволяет допустить, принять и в конечном итоге осмыслить, что первопричина заложена в Договоре — в Эзотерическом понятии, суть которого заключается в том, что нет единого объективного мира, возникнувшего в результате цепочки случайностей.
Наоборот, — всё это свидетельствует, что есть множество разных вариантов реальностей, которые как-то связаны и пересекаются между собой, — которые сотворены Высшими Сознаниями, и управляются ими.
А мы, — человечество, — как часть этих реальностей, также являемся продуктом их Творения.

Существует две принципиально разные модели мира — утрированно говоря: случайной Эволюции и Творения.

Тогда главный вопрос — откуда они их получили? Почему мы (если мы двигаемся вверх по эволюционной лестнице) отстаем от них? И главное — в чем же в таком случае смысл нашего существования…?»

В каждом древнем городе есть погруженные в культурные слои здания. И как это вписать во временные рамки столь глобального строительства? Основан 16 мая 1703 года, и через пару лет целый город, с инфраструктурой, крепостями, портом, дворцами и садами, сдан в эксплуатацию, как говорят, под ключ. Рассматривая архитектуру Санкт-Петербурга возникает масса вопросов к архитекторам. Зная, что город подвержен наводнениям, все здания почему-то стоят по колено в воде, подвальные этажи затоплены, отсюда вопрос: КТО ТАК СТРОИТ? …или стояло уже. Зная о затопляемости города, архитекторы должны были предусмотреть высокие фундаменты, и массивные цокольные этажи, при таких объёмах строительства это не так уж и сложно, но… Подвальные помещения больше похожи на ушедшие в землю первые этажи. Стоял город до них, они просто перепланировали, поправили, подлатали так сказать, придали постройкам более современный вид. Мы знаем сколько сейчас стоит реставрация, возможно эти работы и были замаскированы под строительные. Проектная документация большинства зданий отсутствует, но есть много данных о ремонтных и отделочных работах.

Давайте разберёмся с самим зданием Исаакиевского собора, может строительная конструкция подскажет что- нибудь о возрасте. Сейчас у него 3 ступеньки. Смотрим макет установки колонн, находящийся в самом храме, — 9 ступенек! 6 ушли под землю! 1,5 метра! Но здания уходят в землю не потому что погружаются под своим весом, а потому что нарастает культурный слой.

Так вот раскопки культурного слоя на Дворцовой площади дали очень интересный результат:
нижний слой – нижняя мостовая,
дальше 1,5 метра культурного слоя в виде обычного грунта,
верхний слой – верхняя мостовая,
дальше уже современный щебень и асфальт.
Откуда на Дворцовой площади взялся слой грунта 1,5 метра? Получается, в результате какой-то катастрофы весь город занесло грязью, возможно наводнение. Или может быть культурный слой нарос сам, естественным образом, но тогда должна была пройти не одна сотня лет и Питер должен был бы оставаться безлюдным, так как в противном случае копившуюся грязь дворники с Дворцовой площади уж точно бы убирали.

Окно в подвале Эрмитажа.
Даже начинающий архитектор скажет вам, что полуподвальные помещения не строят с такими окнами. Окно заложили в последствии. В последствии чего, спросите вы… вот и я пытаюсь это выяснить. Раскопать бы фундаменты Александрийской колонны, Зимнего…, Исаакиевского собора и др… многое стало бы на свои места, вот только нужно ли власть имущим чтобы ОНО встало на свои места? 

«Я всю жизнь (пишет один из жителей) прожил в Ленинграде-Петербурге вблизи Петропавловской крепости и провел в ней значительное время. Крепостные наблюдения, а также некоторые другие городские факты постоянно не давали покоя и вызывали смутное ощущение недосказанности. Ну, например, в Зимний дворец входишь в подвал (гардероб), в Кунсткамеру – в подвал, в Русский музей — в подвал, то же самое и в Артиллерийский музей, и в Военно-морской (биржа), и в Зоологический (слева от биржи), и в институт Химии силикатов (справа от биржи), и во многие другие здания в центре. Везде аномально – посетитель входит через двери, спускается и попадает в подвал. Кто же так строит?
Потом в 70-х годах откопали Дворец Меншикова на Университетской набережной (позже и филфак), и эксурсоводы сразу стали объяснять – за два с лишним века здание ушло в землю. Смешно и с точки зрения инженерной геологии, и с точки зрения строительства – здание длиной в километр погружается в землю равномерно(?!?).  К «трехсотлетию» города откопали Инженерный замок (дворец Павла 1), при этом объяснили два метра вкопанного здания существованием рва с водой, который был засыпан – кем, когда и зачем никто не говорит.

Вот мнение коренного питерца, геолога, историка, профессора, академика и очень уважаемого мною человека:
…факты таковы, что наш город был засыпан песчано-глинистой смесью (речной аллювий?), и если нет указаний на такое событие после 1703 года, значит событие случилось раньше. Не буду говорить когда и по какой причине (пусть фантазируют другие — Кадыкчанский, Лоренц и…), но спутать песчано-глинистую смесь с «культурным слоем» никак нельзя.

ИТОГИ:

Навязанная версия истории Исаакиевского собора полностью не соответствует реальной истории.
Строительство и изготовление строительных конструкций велось с применением высокого уровня технологий, недоступного в наше время в таких масштабах.
Размер культурного слоя в полтора метра оставляет открытым вопрос возраста Исаакиевского собора и самого Питера.
Письменные свидетельства на эту тему сфальсифицированы. А под фальшивую версию написаны научные труды, выпущены книги за границей, нарисованы картины, созданы мифы.
Это настоящая Ситема обмана. Такие обманы сопровождают историю города Питера, Росии и всех российских народностей. Получается, что вся история, которую учат в школе, в институте, показывают по телевидению — миф, имеющий в своей основе реальные события. Мы думаем что нам недоговаривают в некоторых мелочах, а на самом деле нас обманывают в главном! Особенно сильно мистифицирован конец 18 – начало 19 веков, это полностью закрытая для обсуждения тема.

Ну раз закрыто — будем обсуждать.

Очевидно, что город Петербург был построен до Петра I, а он его только откопал и реставрировал, потом переписал историю, одним махом выкинул 5000 лет истории у жившего на этих территориях народа, и всю славу присвоил себе!

 

Поделиться ссылкой:

Post Author: admin

1 thought on “Исаакиевский собор — храм Зевса Олимпийского.

    Владимир

    (12.11.2017 - 13:34)

    Спасибо, что статьями, подобной этой, Вы пробуждаете наше сознание. А там, глядишь, и подсознание начнёт пробуждаться. Э-э-эй, русский народ П-Р-О-С-Ы-П-А-Й-С-Я !!!

Добавить комментарий